20:53 

Надо перетаскивать сюда все с фикбука.

Футуризм
futurism
Название: Играй всю ночь напролет

Автор: janie_tangerine
Переводчик: futurism
Сопереводчик: madchester
Разрешение на перевод: получено
Размер: ~макси.
Пейринг/Персонажи: Дин Винчестер/Кастиэль
Категория: Слэш
Жанр: Слэш (яой), Романтика, Флафф, Повседневность, AU, Songfic
Предупреждения: Нецензурная лексика
Рейтинг: NC-17

Разрешение на перевод получено.

Описание:
Дин ведет ночной эфир на радио, и однажды ему звонит Кастиэль – его постоянный слушатель. Он звонит все чаще и чаще, и Дину начинает это нравиться, пока в один прекрасный день Кастиэль не просит кое-что (это происходит как раз перед приездом Сэма, брата Дина, и его подружки на весенние каникулы). И всем становится очень, очень тесно. Никто не догадывается, что это только начало, а развитию этого потом поспособствуют Габриэль, Чак, Энди, команда «Дома у дороги» и тонна музыки. Особенно Боб Дилан.




Глава 1


Suddenly I turned around and she was standin' there
With silver bracelets on her wrists and flowers in her hair.
She walked up to me so gracefully and took my crown of thorns.
«Come in», she said,
«I'll give you shelter from the storm».

Bob Dylan – Shelter From The Storm



Почти час ночи, открывается дверь, и Кастиэль включает свет. Его однокомнатная квартирка выглядит точно так же, какой он оставил ее утром, и на секунду он желает, чтобы она стала более уютной. Но она не такая и никогда такой не была; он хотел пожить здесь совсем недолго, пока не найдет что-нибудь получше, но этого так и не сложилось. Не то чтобы он собирался переезжать в ближайшее время, особенно, учитывая сегодняшний разговор со своим боссом Захарией, что было всего лишь верхушкой айсберга всего плохого, что у него случилось за... долгое время.

Сегодня пятница, а это значит, у него есть два дня для самого себя, хотя не обязательно, что он будет что-либо делать. Он опасается понедельника, правда боится. Тогда он садится на кровать и смотрит на фотографию на тумбочке (он с Анной в день его выпуска, и она выглядит такой счастливой за него, обвивая свою руку вокруг его шеи). Он вздрагивает и отворачивает фотографию, чтобы не видеть ее, игнорируя мигающий красный огонек на автоответчике. Габриэль наверняка оставил сообщение о похоронах, и слушать это совсем не хочется.

Кастиэль вздыхает, открывая свою сумку и извлекая оттуда коробку с едой из китайского ресторанчика, находящегося в соседнем квартале. Это вовсе не пятизвездочный ресторан, но зато дешевый, и он еще ни разу там не отравился. В коробке лежит несколько одиноких роллов с начинкой, упакованных в пенопластовый контейнер. Он тянется за одним и, взглянув на часы, понимает, что сейчас 12:59. Небольшая, почти незаметная улыбка появляется на губах, а рука тянется к маленькому радио на тумбочке, установленному на частоту 112.3 FM, на которой он наткнулся на одну программу несколько месяцев назад.

Анна всегда говорила, что изюминкой ночи станет, если он сам хоть раз позвонит в эфир, куда каждый день названивают другие люди.

А Кастиэль всегда пожимал плечами и говорил, что она глупышка; в груди что-то сжимается, когда он вспоминает об этом разговоре. Он на секунду останавливается взглядом на телефоне, а затем, ровно в час ночи, из приемника доносится знакомая мелодия, означающая начало программы.

Полминуты ничего не слышно, а затем теплый, глубокий голос доносится из динамиков.

– Привет! Если вы только что подключились и не знаете, что происходит – это говорит Дин Винчестер, и вы слушаете «Играй всю ночь напролет», только на WNCY, с этой минуты и до трех часов. Я, черт возьми, надеюсь, что никто из вас не планирует спать сегодня ночью, потому что если вы не позвоните, я, скорее всего, потеряю работу, и тогда вы поймете, что пропали без вести. Итак, как насчет того, чтобы вам начать с этих звонков, а мне – с хорошей музыки, чтобы разогреть вас и показать, что такое настоящая сделка? Я уверен, вы только этого и хотите. Именно поэтому пока вы названиваете на номер 917-555-4211, я привью вам безупречный музыкальный вкус. Это Led Zeppelin и их песня Traveling Riverside Blues. Вы знаете, что хотите ее.

Начинает играть музыка, и Кастиэль записывает название песни в маленьком блокноте, который всегда держит рядом с радиоприемником.

А потом… ну, почему бы и нет? Он должен с кем-нибудь поговорить, хоть с кем-нибудь, и «Играй всю ночь напролет» – самая успешная ночная программа на WNCY именно потому, что туда можно позвонить. Проконсультироваться насчет музыки, посвятить кому-нибудь песню, поговорить о книгах, обратиться за советом, например, как починить двигатель автомобиля, или же просто поговорить. Не то чтобы от идеи поговорить с Дином Винчестером захватывает дух, как будто разговариваешь с какой-то знаменитостью, ведь, возможно, что он даже не дозвонится.

Тем не менее.

Кастиэль поднимает трубку и набирает номер.


––

В 2:40 Дин ставит Enter Sandman для какого-то парня, который заказал ее, потому что его лучший друг, обожающий Metallica, получил вчера диплом (о, я более чем счастлив разбудить еще кого-то, и у твоего друга потрясающий вкус), и расслабляется в кресле, ожидая, пока песня закончится. На линии еще висит один звонок, и тогда он выполнит свою работу за день – или за ночь. Даже если это тот период, когда он хотел бы проводить здесь больше двух часов, но, с другой стороны, он счастлив, что ему вообще посчастливилось быть здесь.

Иногда он все еще не мог поверить, что у него есть собственная программа. Удивительная вещь, особенно когда это практически единственное дело, до сих пор сделанное им правильно.

Это действительно началось из-за чистой и счастливой случайности, которые у Дина происходили не так уж и часто, и он был более чем благодарен за это. На самом деле, впервые он зашел в здание WNCY в качестве уборщика, а не диджея. Не то чтобы он жаловался – он приехал из Лоуренса с маленькой суммой денег, на машине отца и в его старой кожаной куртке; нашел плохо оплачиваемую работу всего за два часа – это быстро, иначе пришлось бы толкаться в городской суете. Правда, потом он нашел еще одну временную работу в автомастерской неподалеку от радиостанции: иногда владельцу нужна была еще одна пара рук. Хоть какая-то работа.

Потому что, знаешь, когда ты сдаешь экзамены после выпуска из школы, потому что это просто не твое, и пусть лучше младший брат получит средства на колледж, потому что тебе все равно. Все, чего ты хочешь – это чинить автомобили, ведь это кажется таким удивительным… Пока ты и твой отец (на которого ты как раз работаешь) не попадаете в серьезную аварию, а у вас даже нет страховки. И даже к лучшему, что вы продаете дом, чтобы оплатить нескончаемые больничные счета – не столько для отца, который умер через два дня после случившегося, сколько за физиотерапию, в которой нуждался сам Дин после шести месяцев на больничной койке… Вы не можете никого обвинять, если вдруг решите сменить обстановку или все оставить, как есть, правда?

Правда, Дин мог бы продать половину вещей в автомагазине, но он и так чувствовал себя неправильно, продав дом, который покрыл все счета. Нужно было оставить что-то, чтобы открыть новый счет в банке. И Дин думал, что в один прекрасный день, возможно, он снова захочет вернуться к ремонту машин.

Узнав о планах Дина на будущее после продажи дома, Сэм предложил переехать в Калифорнию, где он учился в Стэнфорде, и они могли бы делить квартиру между собой, и тогда бы пришлось платить за одного, а Сэм мог бы находиться на территории кампуса бесплатно. Бобби, партнер отца в магазине, предложил ему деньги, но, придя в себя после аварии и прожив неделю, Дин решил, что смена обстановки не помешает.

Нью-Йорк – первое, что сразу пришло ему в голову, и он предполагал, что будет здорово поехать туда. И хорошо, что у Бобби есть друг, которому принадлежит бар в Ист-Виллидж, и он сказал, что она может выделить ему место пожить на первое время. И он принял решение: «за».

Во всяком случае, после той ночи прошло полтора года, он мыл полы, как обычно, и это был хороший день уже потому, что он, наконец, накопил денег на менее дерьмовую квартиру, чем эта, которую он делил с тремя людьми, которых едва знал (у них была свободная кровать, и они прорекламировали это на двери радиостанции). Так случилось, что Ник Монро, парень, у которого эфир с одиннадцати вечера до часа ночи, неожиданно позвонил и сказал, что он заболел – и это за двадцать минут до эфира. Кто такой Ник? Он порядочный парень, обладающий удивительными знаниями в музыке, но с чертовски огромной палкой в заднице. Тем не менее. В любом случае, все остальные, кто работал на радио, были либо заняты, либо просто не могли его прикрыть; но какой-то редактор увидел его в коридоре и подбежал к нему.

Это выглядело примерно так:

Редактор: «Эй, Винчестер!».
Дин: «Да, сэр?».
Редактор: «Энди Галлахер сказал мне, что ты можешь хорошо говорить, когда хочешь. Это правда?».

В тот момент Дин очень удивился, потому что, ладно, он разговаривал с Энди (странный парень, создавший программу об альтернативном образе жизни, нашедший свой путь после книг Хайдеггера; Дин слушал его достаточно, чтобы понять, кто он такой) во время его перерывов, но все равно был поражен, что тот вспомнил его имя, что он вообще его помнил.

Дин: «Ну, я думаю…».
Редактор: «Он еще сказал мне, что ты неплохо в музыке разбираешься. Это правда?».
Дин: «Да, я бы так сказал, но…».
Редактор: «Можешь прикрыть этого придурка Монро через 15 минут? Да или нет, быстро. Мы в отчаянии».
Дин: «О, да».

Должно быть, есть повод, подумал он; оригинальный формат программы заключался в том, что Ник выбирал певца и обсуждал его со слушателями в течение двух часов, но когда они сказали Дину, что сегодняшняя тема «Joy Division», он ответил, что не знает о них так много, чтобы говорить целых два часа. Он разбирается в классическом роке, в блюзе и металле, но не в Joy Division. И вот именно поэтому он просто начал говорить и был ужасно рад, принимая звонки слушателей просто ради своего удовольствия.

В конце концов, Ник болел в течение всей недели, и у идеи Дина был огромный успех. Он никогда не задавал одну тему и всегда был хорошим собеседником, и, видимо, тем самым делал слушателей счастливыми, и даже, вероятно, никогда не воспринимал эту программу как работу, потому что любил обсуждать любимых исполнителей или же просто говорить на случайные темы. Эй, один раз он даже рассказал парню, как починить двигатель автомобиля, и тот послал радиостанции абсолютно неловкое письмо с благодарностью по электронке.

Короче, после того, как Ник вернулся, Дин продолжил вести уже свою собственную программу, но в другое время, потому что в его время ставили много музыки, да и его полюбили. Также учли и оплату, и изменения в расписании, не говоря уже о том, что работа с музыкой – именно то, о чем Дин мечтал. Он даже не потратил ни одной секунды на раздумья, прежде чем подписать контракт.

Ему отвели два часа каждую ночь на программу, и он назвал ее «Играй всю ночь напролет», потому что это вполне целесообразно, и Уоррен Зевон, по его мнению, сильно недооценен. Сейчас его программа – самое популярное ночное шоу на всей радиостанции, и он безумно ее любит, да и деньги хорошие получает за то, что никогда не видел этих людей в лицо. Он делает то, что ему нравится, и, ну, он никогда не был очень активным человеком, если это означало построение длительных отношений, но слушать незнакомцев? Это то, что он может делать на «отлично». И он делает. По существу, он делает это во все дни, за исключением тех, когда звонят Сэм или Бобби, или когда он напивается в баре у Эллен, и работа – это все, чем он в значительной степени обеспокоен. Конечно, у него есть несколько друзей, пусть и не совсем близких (это Энди и Чак, который принимает все его звонки с 7 вечера до 5 утра), у него есть любимый бар (тот, которым владеет подруга Бобби Эллен), у него есть крыша над головой с тех пор, как он купил квартиру, потому что она стоила отвратительно дешево. Единственной проблемой стало то, что выезжать из его окрестностей было адом на Земле, и время от времени ему казалось, что он уже не так сильно любит свою машину, но он никогда серьезно не задумывался о возможности езды на общественном транспорте. Опять же, как всегда говорил его брат, единственные долгие отношения, которые когда-либо были у Дина с кем-то, не являющимся членом его семьи, у него были с его машиной. Как бы нездорово это ни звучало. Именно поэтому он терпит пробки и проблемы с парковкой и все равно продолжает ездить за рулем. Дело в том, что, в конце концов, его замечательные отношения идут к завершению прямо сейчас. Ладно, для того, чтобы купить квартиру, ему пришлось продать Бобби свою долю в автомагазине и взять ссуду у какого-то парня, но ее выплата не была проблемой, и он хорошо справлялся, хотя за спиной была пара абсолютно неудачных отношений.

Тем не менее, иногда он думает, что выбрал название «Играй всю ночь напролет» потому, что знает припев группы. Вот как он чувствует себя. Как будто его жизнь – это прослушивание песен уже умерших групп, даже если он чертовски счастлив делать это. Также он считает, что жизнь на юге – это отстой, и Дин может это понять, даже если он сам из центральной части страны – суть от этого не изменится. Кроме того, он упоминал о бруцеллезе? Вы можете заработать что-то более клевое, чем это?
И черт, он реально не должен думать, куда катится его жизнь, во время программы.
Но сегодня действительно очень жаль, что он не может работать дольше.
Metallica заканчивает играть, он берет себя в руки и наклоняется ближе к микрофону.

– И это была Metallica – Enter Sandman, поздравляю с новой песней в копилке! Так, у нас новый звонок, а потом мы будем скучать друг по другу до завтрашнего вечера. Слишком грустно, да? Так, кто тут у нас…

Он читает небольшую записку от Чака – своего коллеги и близкого друга, который пьет обычно больше, чем Дин, и его это, как правило, устраивает, и косится на него.

– Кастиэль, ты с нами?
– Да. Привет, – доносится с другого конца линии, и, черт. У этого мужчины низкий, глубокий и спокойный голос. И если бы Дина спросили, чем бы этот парень мог зарабатывать на жизнь, он ответил бы, что из него получился бы крутой оператор в сексе по телефону.
Но это не то, о чем он должен сейчас думать. Определенно, надо больше спать.

– Привет, парень. Что же за уже-не-секретные причины сподвигли тебя позвонить по этому номеру, а не спать, как нормальные люди?
– О, я не спал бы в любом случае. И у меня нет особых причин, чтобы звонить, я не рассчитывал, что дозвонюсь.
– Хочешь сказать, это всего лишь попытка, и нам не о чем поговорить? Это не проблема. Иногда тема совсем не нужна.
– Я знаю... Я... Слежу за этой программой последние шесть месяцев. И думаю, ты всегда знаешь, о чем поговорить.

Дин не должен обращать внимания, но сравнивает голос с мягким бархатным вельветом.

– Ничего себе, это круто. В конце концов, ты и остальные платите мне, приятно знать.

Парень, Кастиэль, издает смешок. Дину кажется, что в этом звуке есть что-то неправильное, но он просто не обращает внимания.

– Чтобы быть до конца честным, у меня нет ни одной идеи, о чем можно поговорить. Я позвонил, поддавшись прихоти. Но я редко ей поддаюсь.
– Это плохо. Делай то, что велит интуиция – это ключ к удивительной и долгой жизни.
– Я приму ваш совет к сведению, спасибо.
– Можно без формальностей, парень. Так, самое время спросить тебя, какую поставить музыку.
– Я знаю. Было бы интересно, если... – Кастиэль останавливается и продолжает говорить спустя несколько секунд. – Если бы ты мог поставить для меня одну. Знаешь, я... Я никогда не был особо музыкальным человеком, мне нравятся некоторые певцы, и всех их я узнал, слушая тебя.

На секунду Дин чувствует странное ощущение, это случается, когда он понимает, что программа оказывает влияние на жизни незнакомцев, но потом он отбрасывает эту мысль в сторону. Он никогда не был тем, кто вершит судьбы.

– Хорошо, договорились. Я выберу для тебя песню, но дай мне подсказки, чтобы было с чем работать. Я имею в виду, скажи мне, что тебе нравится. Хотя нет, подожди, просто скажи любимого исполнителя. И песню. Если она у тебя, конечно, есть.

– О, есть… Я… Мне нравится Боб Дилан, очень сильно.

Он не может ничего придумать и говорит книжным языком.

– Окей, классика, да? А что на счет песни? Я думаю, должно быть что-то вроде Desolation Row.

– Мне она нравится, но нет. Это... The Lonesome Death Of Hattie Carroll, – говорит Кастиэль, и Дин очень удивляется. Необычный выбор. Ему нравятся непредсказуемые люди. Хотя это круто, теперь ему интересно знать, почему. Просто эта песня такая мрачная. Или, по крайней мере, Дину так кажется, потому что песня о богатом белом парне, убившем чернокожую официантку и получившем за это шесть месяцев, а все потому, что судья расист. Это мрачно. Но не то чтобы ему не нравятся депрессивные песни, хотя эта – само воплощение тоски.

Ну что ж, это неплохая тема для разговора, прежде чем он включит музыку.

– Ого, хороший выбор. Скажи мне любую причину, почему тебе она нравится? Я не имею в виду, что Дилан воплощение счастья и все такое, но это мрачно даже для него.
– Я не думаю, что это мрачно, скорее наоборот. Но…
– Нет, нет. Подожди. Не говори мне. Теперь я заинтригован. Я подумаю немного. И, кажется, знаю, что могу для тебя поставить. Почему бы тебе не позвонить в другой раз и не сказать мне, понравился ли тебе мой выбор или нет? – спрашивает Дин, точно зная, что тот перезвонит. Он достаточно хорош в понимании людей по голосу и может различить, лжет ли человек. Тем более, у него есть повод позвонить, да и голос парня звучит так, будто ему действительно хочется поговорить о чем-то плохом, но он не решается произнести это вслух. Его голос тихий и спокойный, но Дин чувствует, как зудят края его маски. И он почему-то думает, что хочет еще поговорить с ним.

– Идет, – говорит Кастиэль немного удивленно.
– Договорились.

Дин уже имеет представление, что поставит для этого Кастиэля. Если ему нравится Боб Дилан, значит, это должна быть какая-нибудь классика. Она должна звучать универсально, но смысл в том, что он не может просто поставить долбаных Slayer. И поет он, как птичка в клетке, которая не знает, как летать или открыть затворку.
О, да, думает он. Сейчас вопрос только в том, поставить ему оригинал, версию Джонни Кэша или кавер в исполнении k.d. lang?
Ну, доверимся интуиции.

– Так, народ, на сегодня все. Я оставлю тебя на проводе с Bird On A Wire Леонарда Коэна в исполнении Джонни Кэша. Не то чтобы я не люблю Леонарда Коэна, но у меня тоже есть свои предпочтения. Спокойной ночи, и не забудьте поймать нас завтра! – говорит он и кликает мышкой на экране, благословляя mp3 и технологии.

Like a bird on the wire,
like a drunk in a midnight choir
I have tried in my way to be free


Убедившись, что все в порядке, он откладывает наушники, прощается с Чаком и выходит из комнаты. «Дом, милый дом, я иду», – думает он, направляясь в свою двухкомнатную квартирку, которая делала его счастливым. Иногда он мечтает, что сможет жить прямо на радиостанции.
Эй, по крайней мере, у него есть работа, которая на сегодняшний день выполнена. Что может быть лучше, верно?
По пути домой он ломает голову над интересующей его мыслью, как кому-то может нравиться «Хэтти Кэрролл», или как кто-то может говорить, что она ему нравится и в то же время чертовски мрачная. Или все наоборот, и теперь он искренне заинтересован.

––

Он думает об этом весь следующий день; когда он приходит в студию в полночь и ждет, пока закончит Ник, он говорит Чаку, что если Кастиэль позвонит, он должен ему сказать, что поговорит с ним, пока будет включена трансляция песен.
Он должен позаботиться об этом. Он не разговаривает со слушателями, если никто не слушает. Это должно быть правилом номер один. Или это правило стоит выше всех других правил. Это непрофессионально и, определенно, не его дело, ведь Дин профессионал.
И еще парень не говорит так, будто ему хочется поговорить при всей ночной аудитории слушателей, и поэтому Дину реально хочется постараться узнать, о чем на самом деле тот хочет поговорить.
К тому же, это было всего один раз. Ничего страшного, верно?
В 2:15 Чак вручает ему записку.

«Твой парень позвонил пять минут назад и сейчас висит на линии. Что ему сказать?».

Дин кивает и берет ручку; I Fought The Law в исполнении группы The Clash подходит к концу.

«Подождать еще пять минут».

Чак кивает, и Дин принимает следующий вызов; и да, он чертовски рад, когда звонящий просит поставить Light My Fire для жены, потому что она очень любит The Doors, и сегодня годовщина, как они встретились на премьере фильма Оливера Стоуна. Дин кивает и говорит «Конечно, и знаешь, у меня есть чудесная версия», и ставит ту, что длится не шесть минут, а девять, а затем просит Чака соединить с вызовом.

– Привет, – говорит он, как только их соединяют.
– Здравствуй, – отвечает Кастиэль тем же невозмутимым голосом, – я очень смущен. Должно быть, ты не...
– Я думал о том, чтобы принять твой звонок приватно. Я подумал, что ты хотел бы поговорить только со мной, а не со мной и моей аудиторией, или я не прав?
– Ты не… Но как...
– Чувак, это моя работа. И я типа в этом очень хорош.
– В этом я не сомневаюсь,– говорит Кастиэль и, Господи, он звучит так убедительно. Обычно мало кому удается убедить Дина, что он хорошо справляется, но сейчас он чувствует себя чудесно. Великолепное чувство.
– Итак, почему тебе нравится эта песня? Ты хотел выразить протест, или что? – говорит он, понимая, что они должны закончить до того, как выйдет время.

Кастиэль снова хихикает, и Дин чувствует себя на удивление очень правильно.

– Я не ходил на демонстрации так часто, как мне бы хотелось, но это причина. И это не потому, что я нахожу ее мрачной.
– Ну, да, может, это немного долговато для пения, держась за руки. Это значит, что я еще немного подумаю об этом. Это сложно.
– И тебе нравятся сложности?
– Черт, да, серьезно. Вчера ты позвонил не просто так.

Тишина на другом конце линии.

– Просто так, я же сказал тебе, – продолжает Дин, когда не получает ответа, – я в этом неплох. Тебе нужно с кем-нибудь поговорить, потому что я еще тогда понял, что ты не хочешь говорить при всех, и дал тебе шанс, я прав?
– Ты не ошибаешься, да.
– Слушай, это даже не мое гребаное дело, и я не должен сейчас с тобой разговаривать, не так, но если ты хочешь что-то сказать, пока никто не слышит, я тебя слушаю.

Повисла пятисекундная тишина; Дин слышит дыхание в трубке.

– Ты… ты очень проницательный, но я боюсь, что нам не хватит трех минут.

Дин понимает, что у Кастиэля есть причина.
А это значит, что он может позвонить еще раз.
И почему-то ему нравится эта идея.

– Да, верно… Тогда, если захочешь позвонить еще раз, я увижу и поставлю тебя на первое место в очереди. И я подумаю над этим еще немного.
– Это… невероятно мило с твоей стороны.
– Чувак, опять же, это моя работа, и я люблю сложности.
– Ты говоришь, как человек, который действительно любит их, – тихо произносит Кастиэль, и Дин проклинает Light My Fire, которая подходит к концу.
– Ты знаешь, где меня найти, – говорит он, отключая вызов и принимая звонок от следующего слушателя.

Когда в эту ночь он приходит домой, то находит среди пластинок альбом The Times They’re A-Changin’ Боба Дилана и ставит ее второй стороной, устанавливая иглу на последнюю песню.

William Zanzinger killed poor Hattie Carroll
With a cane that he twirled around his diamond ring finger
At a Baltimore hotel society gath’rin’
And the cops were called in and his weapon took from him…


Чем больше Дин слушает, тем больше понимает, что, черт, она не мрачная. Особенно когда в концовке поется: «Прижимай платок к лицу сильнее, настало время для слез».

Именно поэтому Led Zeppelin нравятся ему куда больше, чем Боб Дилан, но, эй. Здесь есть над чем подумать.

––

В понедельник Кастиэль не перезванивает.
Дин чувствует странное разочарование.
Во время программы кто-то просит дать ему пару советов насчет книг. Он говорит, что никогда не промахивался с «Бойней номер пять», и, начиная с этой субботы, будем видеться через каждые два дня! Он прислушивается к пожеланию слушателя и ставит Buffalo Springfield – For What It’s Worth, потому что его собеседник больше любит сольник Нила Янга. Когда он приходит домой, то трижды слушает «Безмолвное убийство Хэтти Кэрролл», прежде чем впасть в депрессию, а затем переключается на ранних The Rolling Stones.

––

Кастиэль перезванивает во вторник, и ему повезло, так как ждать совсем не приходится. Когда слушатель Дина говорит, тот пишет записку Чаку и решает, что аудитория должна услышать что-то действительно офигительное, и включает Like A Hurricane от Нила Янга и Crazy Horse с альбома Weld, потому что эта версия длится четырнадцать минут и даст достаточно времени. По крайней мере, он на это надеется.

– Ты даешь отличные советы. Я имею в виду книгу Воннегута, – начинает Кастиэль, и Дин удивленно поднимает бровь, говоря в маленький микрофон.
– Чувак, ты уже прочел?
– У меня не было планов на выходные, – отвечает Кастиэль, не уточняя, а Дин его не принуждает.
– Так что? Тебе понравилось, да?
– Очень. Ты должен давать больше таких литературных советов. Эта книга и другие, что ты порекомендовал, были очень интересны.
– Чувак, серьезно, это означает, что ты читал «Джонни взял ружье», потому что я порекомендовал? Последний человек, который прочитал эту книгу по моему совету – это мой брат, и, насколько я знаю, весь следующий месяц ему снились кошмары.
– Я не намекаю, а говорю, что так и есть, и я думаю, что они прекрасны. Я признаю, что прочитал много классики, но немного и… литературы последних лет. В смысле, 20-го века. Ты действительно даешь разумные советы.
– Ну, спасибо, я думаю. Это… ну. Круто, я полагаю? И в самом деле, дай мне подсказку. Я не могу понять, почему «Хэтти Кэрролл» тебя не удручает?

Дину кажется, что Кастиэль ухмыляется.

– Это связано с концовкой.
– Концовкой? Но это самая депрессивная часть!
– Ты должен прислушиваться более внимательно, – парирует Кастиэль, и Дин качает головой.
– Прекрасно. Это становится непосильной задачей, но нет проблем. Теперь мне нужно понять.
– Ты преувеличиваешь.
– Да, хорошо, моя жизнь все равно неинтересна. Исключение – моя работа. С другой стороны, некогда скучать.
– Я понял, почему нет. Моя вот, на самом деле, совсем не увлекательна.
– Ты что, налоговый бухгалтер или что?

Кастиэль фыркает.

– Заткнись. Я работаю в страховой компании.
– Тебе это не нравится…
– Откуда ты знаешь?
– Чувак, ты сказал это с таким энтузиазмом, будто колесо твоей машины исчезло неизвестно куда, и у тебя нет запаски.

С той стороны провода доносится тихий смешок и фырканье.

– Ты очень проницательный.
– Я же говорил. Вот как я плачу по счетам. И вообще, если тебе понравилась «Джонни взял ружье», попробуй прочесть «Репортажи». Майкл Герр. Он хорош. Хотя не советую, если у тебя слабый желудок; но если ты это прочитаешь, то вряд ли осилишь еще раз.
– Ну, спасибо. Я дам тебе знать, – говорит Кастиэль, хотя последние слова звучат не очень уверенно.
– В любое время. Люблю разговаривать с теми, кто уже это прочел.

Еще немного они обсуждают книги, и, когда Дин видит, сколько осталось времени до конца песни, задается вопросом, как она может так быстро закончиться.

––

– Подожди-ка, у тебя есть особый слушатель?
– Сэмми, заткнись.

Дин ненавидит, когда его младший брат ведет себя как умник, особенно когда он держит телефон между плечом и ухом, зажав его щекой, и несет кофе, хотя сейчас всего-то пять часов, и он проснулся десять минут назад. И теперь пытается найти музыку, чтобы начать день с винила, разбросанного по всему полу в гостиной. Кроме того, ночью ему опять снилась чертова авария, и настроение упало до нуля.

– Ты с ума сошел? Какое последнее интересное событие было в твоей жизни?

Не то чтобы Сэм не был неправ.

– Ой, да ладно. Я просто… Я не знаю. Он назвал свое имя, и я просто чувствую, что мне с ним комфортно, тем более, нас никто не слышит. И ему понравился мой вкус в книгах.
– Тогда он совершенно безнадежен.
– Эй, Воннегут абсолютно искренен!
– Да, конечно. А что еще?
– О, я не знаю. Мы болтаем. Едва ли полторы недели, и он звонит даже не каждый день, и это не самое странное. Бывает.
– Я предполагаю, что он действительно не такой. Слушай, я думал о том, что в конце месяца у меня весенние каникулы, сразу после окончания учебы. И знаешь, я так давно тебя не видел, может, мы могли бы провести уикенд вместе?

Настроение сразу же улучшается, потому что он не видел Сэма с тех пор, как уехал из Лоуренса.

– О, это было бы удивительно. Вы можете разместиться в моей гостиной. Диван раскладывается в кровать, ты уместишься. Я два раза на нем спал, и моя спина на следующее утро не болела.
– Ты уверен? Мы могли бы поселиться в отеле, это не…
– Нет, это не проблема. Когда у тебя каникулы?
– Примерно через полтора месяца, если я не ошибаюсь. Если ты не уверен…
– Сэм, я живу один. Да, я уверен. Никто не собирается жаловаться. Вы двое поместитесь. Дай только знать, когда приедете, ладно?
– Прекрасно, решено. А ты в это время не флиртуй слишком много со своим слушателем.
– Я ни с кем не флиртую!
– Да, я в этом уверен.
– Ты такая сучка.
– Как и ты, придурок. Заткнись.

На этом разговор завершается, и Дин не может избавиться от ощущения, что так и надо.
По крайней мере, он все еще регулярно болтает со своим братом, а это больше, чем он надеялся, когда Сэм уехал в колледж, хлопнув дверью. Папа не был в восторге от такого прощания.
Он вздыхает и допивает кофе, затем прослушивает еще несколько записей, решая, что сегодня хороший день для классических Lynyrd Skynyrd, он пытается включить проклятую «Хэтти Кэрролл», но понимает, что не может переварить эту депрессию и выключает, так и не дослушав до конца.

––

Кастиэль звонит этим же вечером, и Дин ловит шанс, когда кто-то расспрашивает про некую Патти Смит. Он быстро ставит Land (которая длится приблизительно девять минут), прежде чем принять его вызов.
Вот именно тогда начинаются причуды.

– Ты не в порядке, – ровно произносит Кастиэль, прежде чем Дин успевает что-нибудь сказать. Он не спрашивает, а Дин задается вопросом, как тот, черт возьми, понял.

– Как ты узнал?
– Твой голос. Ты говоришь не так, как если бы тебе нравилось то, что ты делаешь. И так всегда происходит…
– Черт, теперь всей аудитории будет интересно, что со мной?
– Необязательно. Ты хорошо маскируешь это. Я не думаю, что многие поняли.
– Назови любую причину, как ты это понял?
– Я… Скажем, у меня есть опыт, собственный опыт.

Дин кивает, но ничего не говорит, полагая, что это личное, и он не должен совать свой нос, куда не просят. Гадая, что, черт возьми, он мог бы рассказать.

– Это просто. Я попал в аварию с отцом однажды и… я не люблю думать об этом. Иногда это происходит, и у меня скачет настроение. Прости. Я не хотел на тебя это сваливать.
– Ох, не надо. Я все понимаю.
– Да. Он умер, я нет. Все это для него, я думаю… просто, вот так.

Кастиэль вздыхает, а Дин удивляется, как он мог все так испортить.

– Сколько осталось песни?
– Ох. О… пять или шесть минут, я думаю. Почему ты спрашиваешь?
– Моя сестра. Она умерла за день до того, как я тебе позвонил.

На секунду Дин не может заставить себя что-нибудь сказать, и тишина оглушает.

– Черт, мне т…
– Это тоже был несчастный случай. Она переходила дорогу, когда кто-то выехал на «встречку», другая машина уходила от столкновения и сбила ее. Стечение обстоятельств. Она умерла на месте. Я даже не смог приехать на похороны.
– Почему? Она далеко живет?
– Ну, отчасти да, она была одним из тех двух родственников, с кем я до сих пор общался. Давай предположим, что это было стечение обстоятельств. Это долгая история. Но мы часто болтали, она приходила в гости, а теперь она умерла. Другой мой родственник в настоящее время не может со мной разговаривать, и я должен был кому-нибудь это рассказать, я больше так не могу.

И что ты говоришь в таких случаях? Дину звонили, просили что-нибудь поставить, может, даже что-нибудь для друга, который умер на прошлой неделе, но об этом легче думать, чем сказать, особенно, когда слушают другие.

– Я… мне очень жаль. Правда. Я понял, это просто… это как иметь дыру в груди, которая сжирает тебя изнутри, да?
– Да. Да, это так. Я просто… Это случилось две недели назад, и… Извини. Я не должен был...
– Эй, я начал это. Все нормально. Слушай, мне надо идти, песня почти закончилась, но… настройся на нас завтра, ладно?
– Ох. Да, конечно. Тебе не нужно мне что-то говорить. Я всегда так делаю. Я не знаю, удастся ли мне позвонить, потому что надо подготовить документы, но я точно буду слушать.

Улыбка появляется на губах Дина, и в уголках глаз собираются морщинки, когда он принимает следующий вызов и выключает Патти Смит, уже зная, что поставит завтра.

––

Он совсем не стыдится (может быть, это хорошо, что его никто не может увидеть, да?), потому что весь следующий день разбирает записи Боба Дилана. Это глупо и совсем не обязательно, потому что он даже не знает этого парня, но, по некоторым причинам, они связаны и быстро нашли общий язык. Семья не считается, это уже другая тема. И было что-то в голосе Кастиэля вчера вечером, что-то маленькое и приятное, отчего внутренности сворачиваются, стоит только подумать об этом.

В любом случае, хочется сказать, что Боб Дилан – не то, что нравится Дину. Как только он начал вести программу, он тратил свои не-сдаваться-и-выжить деньги, чтобы купить записи, потому что если бы он даже знал индустрию музыки раньше, не мог позволить себе быть не в курсе всего от Элвиса до Wolfmother, а Боб Дилан – это вообще чертовски важно, у него есть все его записи. У него много записей, хоть он и не все их прослушал, но так хотя бы сможет найти все, что надо.

В конце концов, когда он доходит до I Shall Be Released или Every Grain Of Sand, становится совсем смешно.

Потому что он действительно не может быть там, обсуждая духовные интересы. Учитывая, что кто-то назвал его как ангела, и в этом чертовски неясно только одно (ну, хорошо, он этого не знал, но это было странное имя, и он его загуглил, чтобы проверить, откуда оно взялось – и что с того?), и он, по крайней мере, должен выйти из религиозной семьи, это было бы понятно. Может, дальше будет лучше, начиная с Shot Of Love, но у Дина, если честно, были проблемы с публичным обсуждением чего-либо с той самой плохой записи Дилана, которую он когда-либо включал, по его мнению. Он написал ее, когда был христианином. Затем снова I Shall Be Released – более качественная запись, более интересная песня, которая могла бы показаться слишком личной. Другая звучала бы лучше, учитывая, что был кто-то еще, кто умер, и если остальная запись – отстой, кроме одной песни, тогда это совсем не дело Дина.

Кроме того, это Кастиэль любит Боба Дилана, а не он.
В конце концов, он решает, что пора заключать мир со своим вкусом и воспитывать своих слушателей на тему, что такое хороший блюз, и сегодня он поставит Every Grain Of Sand.
Ему потребовалось почти полчаса, чтобы решить это.
И это не то, что обязательно должно понравиться.

––

Случайно он подслушивает разговор секретарей радиостанции, говоривших о том, что полиция, наконец, поймала сукиного сына, который три-четыре недели назад в Харрисоне сбил несчастную девочку.

Дин расспрашивает их, пытаясь казаться как можно более незаинтересованным, и так узнает об Анне Милтон: тридцать три года, успешный менеджер в театральной компании, умерла такой глупой смертью. У нее была целая куча братьев и родственников, и он ищет в онлайн-статье имя Кастиэля. Но когда он собирается почитать некрологи, видит, что у всех очень странные имена, и Кастиэль – не исключение. Например, ее брат Михаил, брат Габриэль, Рафаэль и Уриил, все они скорбят и скучают по ней, и, Боже, это же имена ангелов, но имени Кастиэля нигде не упоминается, ни в одной онлайн-статье.

Это странно, думает он, но не зацикливается на этом. В конце концов, Кастиэль сказал, что не поддерживает общение с большинством своих родственников, если он, конечно, ничего не путает.
И почему-то появляется грусть, которая не настигала его долгое время.

––

Кастиэль включает радио в 12:55; наполовину законченные документы лежат перед ним. Он вздыхает и делает глоток горячего чая, который стоит по левую руку. Работы на всю ночь, и надо управиться до утра, потому что сейчас эту работу он никак потерять не может.
Даже если он мечтает, что мог бы, время от времени. В такие времена, как сейчас.

Но он не может, поэтому допивает чай и снова берет ручку в руку. Он не думает, что когда-нибудь жалел, что не делал, чего хотел, в колледже, но сейчас совсем не время. Он носится со страховками, и Габриэль постоянно оставляет ему сообщения на автоответчике, не сообщая своего номера, чтобы хоть как-то помочь ситуации. Он вздыхает, прежде чем начать проверять счета, и слышит знакомую мелодию начала программы. По крайне мере, ближайшие два часа плохими не будут.

– Привет! Если вы только что подключились и не знаете, что это, черт возьми, то я Дин Винчестер, и вы слушаете «Играй всю ночь напролет», только на WNCY до трех утра, все для вашего удовольствия. Наша политика заключается в том, чтобы просто позвонить, нам нравятся случайные звонки, в основном потому, что в противном случае это не имеет смысла. Так берите же свой телефон и набирайте 917-555-4211, ладно? Мы ждем вас! А на самом деле, пока мы ждем, я дам вам то, что послужит началом работы. Как вы все знаете, я обычно ставлю то, что мне нравится, чтобы поднять настрой, и сегодня… скажем так, у моего друга сегодня совсем мало времени, и я полагаю, что я включу что-нибудь для него. Он знает, кто он, кстати, никаких имен не требуется. Не стоит слишком удивляться выбору, завтра мы вернемся к обычным эфирам. А сейчас я оставлю вас с Every Grain Of Sand – оригинал Боба Дилана. Я имею в виду, оригинал из бутлегов, а не альбомная версия. Никогда не говорите, что я не ставил ваши драгоценности. Звоните нам!

Пальцы Кастиэля дрожат так сильно, что он вынужден отложить ручку прочь, иначе случайно сделает несколько кривых линий на листе. Он сомневается, что Дин мог обращаться к кому-то еще, помимо него, вздыхает и продолжает слушать. Он всегда любил эту песню, но никогда не слышал в оригинальной демо-версии, и от нее просто захватывает дух.


In the time of my confession, in the hour of my deepest need
When the pool of tears beneath my feet flood every newborn seed
There’s a dyin’ voice within me reaching out somewhere,
Toiling in the danger and in the morals of despair

Don’t have the inclination to look back on any mistake,
Like Cain, I now behold this chain of events that I must break.
In the fury of the moment I can see the Master’s hand
In every leaf that trembles, in every grain of sand…

Все три минуты он сидит неподвижно, а когда песня подходит к концу, задается вопросом, как так случилось, что тот, с кем он ни разу не встречался, понимает его лучше, чем собственная семья.


@темы: фанфик

URL
Комментарии
2014-11-02 в 20:59 

Футуризм
futurism
Продолжение

URL
2014-11-02 в 21:00 

Футуризм
futurism
Продолжение

URL
2014-11-02 в 21:01 

Футуризм
futurism
Продолжение

URL
2014-11-02 в 21:02 

Футуризм
futurism
Продолжение

URL
2014-11-02 в 21:03 

Футуризм
futurism
Продолжение

URL
2014-11-02 в 21:04 

Футуризм
futurism
Продолжение

URL
2014-11-02 в 21:06 

Футуризм
futurism
Продолжение

URL
2014-11-02 в 21:10 

Футуризм
futurism
Продолжение

URL
2014-11-02 в 21:11 

Футуризм
futurism
Продолжение

URL
2014-11-02 в 21:12 

Футуризм
futurism
Продолжение

URL
2014-11-02 в 21:12 

Футуризм
futurism
Продолжение

URL
2014-11-02 в 21:16 

Футуризм
futurism
Продолжение

URL
2014-11-02 в 21:17 

Футуризм
futurism
Продолжение

URL
2014-11-02 в 21:18 

Футуризм
futurism
Продолжение

URL
2014-11-02 в 21:19 

Футуризм
futurism
Продолжение

URL
2014-11-02 в 21:21 

Футуризм
futurism
Продолжение

URL
2014-11-02 в 21:22 

Футуризм
futurism
Продолжение

URL
2014-11-02 в 21:24 

Футуризм
futurism
Продолжение

URL
2014-11-02 в 21:25 

Футуризм
futurism
Продолжение

URL
2014-11-02 в 21:28 

Футуризм
futurism
Продолжение

URL
2014-11-02 в 21:29 

Футуризм
futurism
Продолжение

URL
2014-11-02 в 21:31 

Футуризм
futurism
Продолжение

URL
2014-11-02 в 21:32 

Футуризм
futurism
Продолжение

URL
2014-11-02 в 21:33 

Футуризм
futurism
Продолжение

URL
2014-11-02 в 22:00 

gerty_me
если что-то несовершенно, это не значит, что оно не прекрасно (с)
futurism97, в обзоры и в архив утащу, ага?
Один из моих самых любимых фиков по динокасу

2014-11-02 в 22:09 

Футуризм
futurism
gerty_me, конечно:shuffle2:
давно собиралась его сюда перетащить на всякий случай

URL
2014-11-02 в 22:14 

gerty_me
если что-то несовершенно, это не значит, что оно не прекрасно (с)
futurism97, как видишь, очень вовремя!
хорошо, у меня этот текст сохранен отдельно в папочке ^__^
От фикбука не сильно завишу.

2014-11-02 в 22:31 

Футуризм
futurism
gerty_me, я просто человек с трудом нашедший, как скрывать запись в дневнике, так что мне тут трудно слегка :rotate:
фикбук в этом плане намного проще, да и читать мне там удобней, по правде говоря
но здесь много интересных людей, так что надо осваивать

URL
2014-11-02 в 22:36 

gerty_me
если что-то несовершенно, это не значит, что оно не прекрасно (с)
futurism97, осваивай. Если что, спрашивай, могу побыть путеводителем по дайри

2014-11-02 в 22:39 

Футуризм
futurism
gerty_me, спасибо большое, если что обращусь)

URL
2014-11-03 в 17:26 

Melarissa
《RISE and SHINE!》(С) MC | Миша вдохновляет быть лучше. | Хиппи ты или мент? (с)
Ух, похоже, что это мне будет интересно! Музыкой и Бобом Диланом меня далеко куда можно заманить!

Футуризм, а не подскажете, таймлайн какой? Современность или это все-таки историческое AU?

2014-11-03 в 20:55 

Футуризм
futurism
Melarissa, современность)
о да, мимо музыки я просто не смогла пройти) надеюсь, вам понравится

URL
2014-11-03 в 22:32 

Melarissa
《RISE and SHINE!》(С) MC | Миша вдохновляет быть лучше. | Хиппи ты или мент? (с)
Футуризм, спасибо.
Я обязательно напишу, как только прочитаю.

2014-11-10 в 01:32 

Ayte
Бункер шиппера Destiel
Перешла на ваш днев по комменту, сразу наткнулась на этот фик.
И кроме awwww больше ничего сказать не могу.
Правда, кое-где пришлось поломать извилины над оборотами перевода. А кое-где - пожалуйста, только не обижайтесь - предложения совсем-совсем нескладные, в согласовании местоимений, в частности, самое слабое место перевода.
Однако, наверное, именно благодаря вашим усилиям сохранить построение предложений максимально приближенным к оригиналу, у сюжета осталась эта тонкая... колоритность, что ли.
Спасибо огромное.

2014-11-10 в 16:59 

Футуризм
futurism
Ayte, нет, что вы, я не обижаюсь. Вы не помните, скорее всего, но я вам уже как-то говорила, что критика меня не пугает, а скорее приводит в чувства. Я трепетно к ней отношусь. Да, я знаю, что перевод не совсем легкий, ибо язык у автора сложный, и надо поломать извилины, но так же я рада, что вы осознаете, что максимальная приближенность к оригиналу - была одной из основных целей.
В роли райтера чувствую себя комфортнее, что уж скрывать.
Спасибо вам большое за то, что прочитали, и за то, что оставили отзыв
Мне приятно видеть вас в своем дневнике

URL
2017-06-12 в 22:00 

Terence Fletcher
luxuria et al.
пришла по реку в другом дневнике да так и залипла))
Спасибо большое за перевод! Чудесный фик, прочла с огромным удовольствием :heart:
Очень тут славный Дин, и так удивительно ему подходит эта работа красотки Нонны, прямо как так все и было)) и Кас такой канонично неловко-трогательный и одновременно готовый навалять обидчику девушек с подносами)
Прелестны оба, ну и Чак со своей графоманью, конечно, тоже)))
Спасибо еще раз!

2017-06-13 в 00:26 

Футуризм
futurism
Terence Fletcher, спасибо большое) на этом сайте мои работы читают редко, поэтому приятно удивлена) всегда рада видеть вас на моей страничке ❤

URL
   

Море уходит спать.

главная